Квартиры медиков: вопрос глазами юриста

Мы не раз обращали внимание, что суды и чиновники рассматривают квартирный вопрос медиков, как в трубку калейдоскопа: удивительный узор случайно сложившихся стекляшек. И каждое новое дело — будто новый узор. Вероятно, голова московского здравоохранительного чиновника устроена похожим образом; они просто отмахиваются от напоминаний об изначальных условиях соглашения между медиками, согласившимися поехать в район-новостроку за предоставленную квартиру, и чиновниками, выполнявшими план по формированию штатов новых медицинских учреждений.
Медкомитет попросил провести юридический анализ жилищной коллизии члена адвокатской палаты г. Москвы Бориса Локшина, который прошёл всю порой лишенную логики цепочку постановлений правительства Москвы и их отражений в кривых зеркалах договоров найма.
Далее мы приводим фрагмент письма, подготовленного адвокатом Локшиным в адрес московского правительства, разъясняя как Департамент здравоохранения на протяжении десятка лет запутывал изначально простую и гуманную миссию правительства г. Москвы по привлечению в районы-новосторойки специалистов-медиков из числа очередников на улучшение жилищных условий.

—————
К нам обратились врачи и медицинские работники, объединившиеся в Региональную общественную организацию содействия защите прав и законных интересов медицинских работников «Медицинские работники за жилищные права», за оказанием содействия в решении жилищных вопросов, поскольку в настоящее время сотни врачей и средних медицинских работников могут быть лишены права на получение в собственность жилых помещений, занимаемых ими свыше 10 лет на основании договоров с правительством Москвы.
Возникшая проблема связана с оформлением прав на жилье, полученное во внеочередном порядке на условиях субаренды при приглашении специалистов на работу в медицинские учреждения в районы новостроек Москвы в период 1997-2004 гг., поскольку в обычном порядке привлечь специалистов было проблематично, в связи с низкой заработной платой.
Правовой базой для решения вопроса были следующие документы:

1. Постановление Совета Министров РСФСР от 17 января 1991 г. № 27 «О мерах по реализации предложений Комитета Верховного Совета РСФСР по охране здоровья, социальному обеспечению и физической культуре и ЦК Профсоюза работников здравоохранения РСФСР по улучшению социально-экономического положения в системе здравоохранения Российской Федерации», п. 4 которого было установлено, что врачи и другие медицинские и фармацевтические работники лечебно-профилактических и аптечных учреждений системы Министерства здравоохранения РСФСР пользуются правом первоочередного получения жилых помещений.

2. Постановление правительства Москвы № 543 от 20 июня 1995 г. «О приватизации квартир в домах-новостройках после реконструкции и капитального ремонта», п. 1 которого было установлено, что муниципальная жилая площадь в домах новостройках, а также в домах, вводимых в эксплуатацию после реконструкции и капитального ремонта, предоставляется гражданам на условиях договора аренды сроком не менее 5 лет. По истечении этого срока по желанию арендатора, договор аренды может быть заменен на договор найма с правом последующей приватизации жилой площади.

3. Соглашение между правительством, Комитетом здравоохранения и Советом профсоюза работников здравоохранения г. Москвы на 1997 г. от 27 декабря 1996 г., в соответствии с п. 1.4 которого, стороны согласились, что социальные гарантии работников, могут повышаться договорным путем (как коллективным так и индивидуальным) без каких-либо ограничений.
Согласно п.1.5 в случае исполнения условий соглашения, профсоюз обязуется воздержаться от организации забастовок.
Согласно разделу 3 п. 3.1.5 — 3.1.6 Соглашения, для укомплектования медицинскими кадрами поликлиник-новостроек в районах массовой застройки жилую площадь разрешено выделять по заявкам окружных управлений здравоохранения. Предоставить префектурам и жилищным комитетам административных округов право первоочередного предоставления жилых помещений врачам и другим медицинским работникам лечебно-профилактических, санитарно-профилактических и аптечных учреждений системы Министерства здравоохранения РСФСР (основание: Постановление Совета Министров РСФСР от 17 января 1991г. № 27).

На основании этих документов правительством Москвы было принято постановление № 46-ПП от 21 января 1997 г. « О порядке и условиях аренды и найма жилых помещений, находящихся в государственной и муниципальной собственности Москвы», которым было утверждено положение о порядке и условиях аренды жилых помещений, находящихся в государственной и муниципальной собственности г. Москвы.
Пунктом 3 постановления, устанавливалось, что с 1 марта 1997 г. представление жилых помещений, находящихся в государственной и муниципальной собственности г. Москвы по договорам аренды осуществляется в порядке и на условиях, определяемых настоящим постановлением.

Согласно положению, арендодателем являлось правительство Москвы в лице директора единого заказчика на основании выписки из решения органа исполнительной власти.
Арендатором могло являться любое юридическое лицо, которое обязано было сдать гражданам жилое помещение для проживания по договору субаренды. Пунктом 18 Положения предусматривалось, что при сдаче жилого помещения как в целом, так и частично, по договору субаренды, арендатор обязан согласовать договор с арендодателем. Положением также предусматривались определенные условия, которые обязаны были соблюдать как арендодатель, так и арендатор при заключении договоров аренды и субаренды.

Эти договоры аренды и субаренды не противоречили положениям, установленным Законом города Москвы от 11.03.98 № 6 «Основы жилищной политики в городе Москве», а в некоторой части основывались на нем.
Однако, при реализации нормативных документов путем составления договоров аренды и субаренды, должностные лица, обязанные обеспечить надлежащее оформление документов с субарендаторами, нарушили регламент, в результате оформляемые документы не соответствовали нормативным материалам. Правительство Москвы не обеспечило за этим надлежащий контроль.
Нарушение регламента привело к тому, что появилось множество форм заключения договоров аренды и субаренды, условия которых трактовались произвольно. Более того, при предоставлении квартир по договорам субаренды, арендатор, в нарушение договоров аренды, вышел за пределы предоставленных прав, произвольно устанавливая в договорах условия предоставления квартир. В документах, на основании которых предоставлялись квартиры, происходило некорректное смешение различных типов договоров, предусмотренных гражданским и трудовым законодательством.

В большинстве случаев, предоставление квартир происходило на основании договора субаренды, заключенного между врачом (субарендатором) и управлением здравоохранения округа (арендатором), которому, в свою очередь квартира сдавалась Департаментом жилья г. Москвы (арендодателем). При заключении договора аренды, согласно п. 18 Постановления № 46, при сдаче жилого помещения как в целом, так и частично, по договору субаренды, арендатор обязан согласовать договор субаренды с арендодателем.
Указанный пункт не предусматривал право арендатора на установление в договорах субаренды условий, противоречащих договору аренды.

При заключении договоров с субарендаторами, на словах, представители арендатора гарантировали, что после истечения срока договора субаренды, субарендатор вправе на получаемое жилье заключить договор социального найма.
На протяжении последующих лет эти вопросы не требовали рассмотрения, поскольку субарендатор, уверенный в том, что его обязанность полностью оговорена в договорах субаренды и не имея доступа к договорам аренды, рассчитывал получить занимаемое жилище в собственность, поскольку в договоре предусматривались права субарендаторов на приватизацию данных квартир, выкуп на льготных условиях, передачу на условиях договора социального найма. Департамент жилья (арендодатель) условия исполнения договоров не контролировал и не требовал их приведения в соответствие с условиями договора.
В связи с этим, субарендаторы, введённые в заблуждение о своих правах по вступлению в будущем в право собственности в отношении выделяемых квартир, после истечения срока договора субаренды, обратились с ходатайствами о передаче им квартир в собственность, однако многим из них в этом было отказано по надуманным основаниям. В то же время значительному числу таких лиц было предоставлено право приобретения квартир по договору социального найма. Такой подход вызвал обоснованное возмущение лиц, которым отказано в приобретении квартир по договору соцнайма или по другим основаниям, тем более, что большинство получивших квартиры и те, кому отказано, проживали в одном доме, зачастую на одной лестничной площадке. При выделении квартир их получали и те, кто таким правом не обладал, как правило, это или родственники руководителей или лица, занимающие административные должности.
Одним из условий получения жилья по договору субаренды являлась безвозмездная передача занимаемых жилых помещений муниципалитетам. Поскольку многие из специалистов состояли в очереди на получение жилья в г. Москве и области, то, получив жилье по договору субаренды, они лишились места в очереди.
Теперь при выселении из арендуемого жилья люди оказываются без крыши над головой, так как их прежнее жильё уже занято, что вызывает законное недовольство и может повлечь акции протеста.

Требования правовых норм, на основании которых заключались данные договоры, во внимание не принимаются, произвольно трактуются вновь принятые правовые документы, не регламентирующие существующие правовые отношения с субарендатором, что нарушает Конституцию страны и является недопустимым.
Однако, не задумываясь о социальных последствиях совершаемого, Департаменты здравоохранения и жилищной политики и жилищного фонда развернули настоящую войну, в ходе которой используются недостойные средства и методы, административное принуждение, шантаж, что не может быть терпимо.

Более того, в целях достижения неверно определяемых целей и приоритетов, некоторые служащие подразделений правительства Москвы стали на путь прямого подлога и нарушения закона.
В основе этих действий, на наш взгляд, лежит стремление Департамента здравоохранения г. Москвы получить в оперативное управление жилую площадь для решения вопросов, связанных с обеспечением служебным жильем вновь привлекаемых специалистов для работы в лечебных учреждениях. Достижение данной цели осуществляется через главных врачей лечебных учреждений, где работают специалисты, что создает нервозную обстановку в трудовых коллективах: гравврачам по сути приходится между необходимостью выполнять незаконные указания руководителей Департамента здравоохранения и нежеланием принимать незаконные и необоснованные решения в отношении членов коллектива, с которыми их связывают десятилетия совместной работы.
Более того, при анализе Договоров субаренды, заключенных в 1997-2004 гг., и их последующей реализации путем предоставления квартир по договору социального найма, усматривается коррупционная составляющая, что вынудило часть врачей и медработников организоваться в общественное движение специалистов, отстаивающих свои права.
Выявленные факты, несомненно, требуют более глубокой проверки со стороны уполномоченных лиц, включая и правоохранительные органы, что, мы надеемся, и будет сделано правительством Москвы.
Поскольку данные проблемы уже имеются в нескольких округах Москвы и не исключено, что они могут возникать впоследствии и в других округах, считаем, что целесообразным было бы рассмотреть поставленные вопросы на уровне Правительства Москвы в целом, возможно путем создания совместной комиссии с участием членов общественного движения за права медиков, депутатов Мосгордумы, представителя Уполномоченного по правам человека.

http://medkomitet.ru

Тема статьи:

  • служебное жильё для медработников
  • жилье для медработников
  • медкомитет

Режим может уничтожить село и отбросить агросектор на 20 лет назад

Инвесторы собираются уйти с украинского аграрного рынка

Иностранные инвесторы могут уйти с украинского аграрного рынка, если Верховная Рада примет законопроект (N8053), предусматривающий введение государственной монополии на экспорт аграрной продукции. Такого мнения придерживаются в Украинской зерновой ассоциации (УЗА), сообщает Украинский Бизнес Ресурс .

Члены Украинской зерновой ассоциации солидарны в том, что государство не оставляет инвесторам выбора. «Им ничего не останется, как уйти с рынка. Компании с мировым именем не будут делать миллиардные инвестиции в стране, в которой постоянно меняют правила игры», — утверждают в ассоциации. Read the rest of this entry…

Основы конституционного строя»

Конституционное право по размеру обхватывает как расположения самой конституции, так ее нормы, что отражены в конституционных других законодательстве, принятие что предвидено в тексте конституции имеет своим значением развертывание ее содержания. Способ конституционного права определяется демократизмом принятия утилитарной реализации норм конституции, конституционных других законов, реалистичным расположением человека в стране сообществе.

В конституционном льготе рассматриваются регулируются коллизии, появляющиеся меж справедливом (в беспристрастном резоне) писаным законодательством (в индивидуальном, адвокатском резоне). Они регулируются общепризнанными мерками гл. 1 работающей Конституции РФ, в какой поставлены «Основы конституционного строя». Отмеченые тут расположения считаются высочайшей формой писаного права выступают арбитром меж ним властным справедливом. Практически никакие расположения писаного права не в состоянии возражать основам конституционного права РФ.

К важным ВУЗам конституционного права относятся конституционно-правовые университеты, стабилизирующие некоторую сферу публичных взаимоотношений, национальной власть, как, к примеру, ВУЗ президента или парламента, ВУЗ гражданства, университеты конституционной ответственности, конституционных залога гражданских прав др.

Конституционное право взаимосвязано с управленческим, гражданским, трудовым иными ветвями права, потому от его состояния зачастую зависит формирование адвокатского познания практики.

Эти дела конкретно сопряжены с госуправленческой деловитостью потому именуются административными (а управленческое право — административным справедливом). Но не каждые административные дела регулируются управленческим справедливом, а исключительно те, что выражают муниципальный энтузиазм. Иными словами, дела, что по природе своей считаются административными, но появились в негосударственных формированиях (партиях, профсоюзах, банках пр.), не имеют никакого отношения к предмету управленческого права.

Тема статьи:

  • основы конституционного строя украины
  • гуманистические основы конституционного строя украины

Формирование основ управленческого процессуального законодательства

Целенаправлено действующие законы соединить в базы управленческого законодательства.

Создание основ управленческого процессуального законодательства, чтоб давать гарантию права участников управленческого процесса высоким престижем закона, отрегулировать упражнения деловитости органов исправной власть (принятие актов и так далее), распорядок реализации прав людей на роль в их деловитости органов управления, упражнения рассмотрения управленческих преступлений. Целенаправлено в законе о законах управленческой упражнения найти управленческий процесс в наращенном резоне: как распорядок реализации органами, горожанами адвокатскими личиками своих статусов в управленческой сфере как распорядок рассмотрения коллизий споров насчет их нарушений. Тогда теория сценарии формирования развития административно-процессуального законодательства будут иными. В нем можно отделять подотрасли — упражнения снабжения прав людей в распоряжении, управленческая обязанность, управленческие преступления, изготовление по управленческим делам, управленческая юстиция др. Именно в их русле можно приготовлять принимать законы, содействующие стабилизации укреплению режима законности в государстве.

municipium — муниципия — город в древнеримском стране с справедливом самоуправления; munis означает бремя, угнетение, cipio — беру, принимаю) — муниципальное управление, как бы снимающее на себя угнетение публичной власть с разрешения города правительства. Это мнение является относительно новым в сегодняшней русской законный науке системе права РФ, появилось в истоке 1990-х годов, хотя вопросцы городского управления когда-то являлись предметом изучения русских дооктябрьских адвокатов функционеров земского движения.

Защита прав потребителей

Отталкиваясь от адресаций в нашу адвокатскую практику в данное время серьезный удельный объем имеют призывы по охране интересов лиц в так называемой коллизии «Банк-клиент» (защита от действий банков и коллекторов, защита прав потребителей, защита вкладчиков банков, возврат депозита ). Повествование идёт как о противоречиях личного , так и федерального свойства .

И если банкротство банков , по обыкновению , связаны с аномалиями экономического рода действий (риск менеджмент , управление денежными потоками и т.п.), то пользователи кредитных фондов совершали ошибки, уже юридического характера – не ознакомившись должным образом подписывали соглашения либо элементарно не имели возможности учесть их юридическое значение.  Read the rest of this entry…

Немного истории

Институт тайны, в целом, выступает в качестве одного из гарантов хозяйственной деятельности как отдельных лиц, так и государства в целом, закладывая, по сути, институт прав и свобод человека и гражданина, главное место в котором принадлежит адвокатской тайне. При этом определяются такие государственные приоритеты конфиденциальности информации как невмешательство в личную жизнь, законность ограничения информации, информатизация как составная часть социально-экономической политики государства и т.д.; правовые коллизии разных форм тайны, основные принципы информационных отношений и т.п., которые, в целом, определяют позиции адвоката, а отсюда и основные проблемы адвокатской тайны.

Рассмотрим историю возникновения адвокатской тайны

В римском праве формируется вся полнота функций адвоката, а именно: патрон, оратор, юрист, поверенный, когнитор т.д. В то же время, правонаследие было отделено от судебного представительства. Хотя в период правления Юстиниана адвокатская профессия приравнивалась к государственной службе. В период Республики в Риме уже формируется функция адвоката, как совмещение функций судебного представителя и правозащитника.

Однако правовую регламентацию институт адвокатуры получил впервые за «Судебными уставами» (1864 г.), что, в значительной степени, повлияло и на формирование понятия «адвокатская тайна».

Производство следственных действий. Криминалистический анализ УПК РФ. Практика …

О. Я. Баев, Д. А. Солодов Эксмо. Юридическая библиотека России. С позиции оптимизации следственно-криминалистической деятельности в работе авторы раскрывают генезис и сущность закрепленных в УПК РФ норм доказательственного права, регламентирующих порядок и условия производства отдельных следственных действий и судебных действий следственного характера, допустимые и рациональные возможности «маневрирования» в их пределах. Предлагаемые рекомендации по разрешению сложных юридических ситуаций и наиболее часто возникающих при доказывании правовых и этических коллизий апробированы многолетней деятельностью соавторов в области уголовной юстиции, являются развитием идей, высказанных ими во многих публикациях, обосновываются и широко иллюстрируются материалами опубликованной и неопубликованной следственной, судебной и адвокатской практики. Во втором издании учтены все последние изменения в российском законодательстве. Для судей, прокуроров, руководителей следственных органов, следователей, дознавателей, адвокатов, преподавателей,…

Статистика:52/ 0,324s/ 40.66 MB