Верховный Суд определил такое понятие, как правильно квалифицировать терроризм

Верховный Суд выпустил очередной документ, разъясняющий вопросы судебной практики. На этот раз постановление президиума верховного суда РФ посвящено терроризму и правильной квалификации судами этого преступления. Несмотря на императивный характер самого документа, многие моменты квалификации отданы на откуп самим судам, которые должны их разрешать в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Высшая судебная инстанция напоминает, что «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, а равно угроза совершения указанных действий квалифицируются как террористический акт только при наличии у лица цели воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями».

Также ВС РФ разъясняет, какие действия могут быть признаны «устрашающими население» – те, которые по своему характеру способны вызвать страх у людей за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и т.п. При этом, пишет в постановлении ВС, опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий должна быть реальной. Реальность этой опасности суды должны определять в каждом конкретном случае – «с учетом места, времени, орудий, средств, способа совершения преступления и других обстоятельств дела (данных о количестве людей, находившихся в районе места взрыва, о мощности и поражающей способности использованного взрывного устройства и т.п.)».

В постановлении указывается и на иные устрашающие действия, которые также могут быть квалифицированы по ст. 205 УК РФ: устройство аварий на объектах жизнеобеспечения, разрушение коммуникаций, заражение источников питьевого водоснабжения и продуктов питания, распространение болезнетворных микробов, способных вызвать эпидемию, радиоактивное, химическое, биологическое заражение местности, вооруженное нападение на населенные пункты, обстрелы жилых домов, школ, больниц, административных зданий, мест дислокации военнослужащих или сотрудников правоохранительных органов, захват или разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или религиозных сооружений.

Свои угрозы террористы могут выражать разными способами: устно, в СМИ и через Интернет.

Отдельный пассаж постановления посвящен понятию «организованной группы», характерным признаком которой является ее устойчивость. «Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления», — поясняет Верховный Суд. Если суды признают, что террористический акт был совершен организованной группой, то, независимо от фактической роли ее участников, их действия должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 205 УК РФ.

Квалифицируя терроризм по п.в ч. 2 ст. 205 и решая вопрос о значительности нанесенного террористами ущерба, суды должны определять это в каждом конкретном случае. ВС РФ советует им ориентироваться на стоимость уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного имущества, значимость этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности или материального положения.

В постановлении подчеркивается, что не стоит всякое посягательство на жизнь человека, совершенное в форме взрыва или поджога, квалифицировать как терроризм. Обязательным условием этого преступления является намерение «воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями», напоминает Верховный Суд. Поэтому покушения на судей, сотрудников правоохранительных органов и чиновников, совершаемые с помощью взрыва или поджога в целях прекращения их деятельности или из мести, должны быть квалифицированы по статьям 277, 295 или 317 УК РФ.

Отдельное внимание ВС уделяет финансированию терроризма. Он поясняет, что таковым следует считать, «наряду с оказанием финансовых услуг, предоставление или сбор не только денежных, но и материальных средств (например, предметов обмундирования, экипировки, средств связи)». При этом спонсирующее террористов лицо должно осознавать, с какой целью оно это делает. Финансированием будет являться даже разовый взнос.

Также в постановлении указывается, что один лишь факт организации незаконного вооруженного формирования для реализации террористического акта уже квалифицируется как террористическая деятельность. Обязательным признаком такого формирование будет его вооруженность.

(Право.Ru)

Похожих записей не найдено